Молитва варваре и сергию островским

Детальное описание из нескольких источников: «молитва варваре и сергию островским» - в нашем некоммерческом еженедельном религиозном журнале.

Преподобные Сергий и Варвара Островские

28 июня – день памяти преподобных Сергия и Варвары Островских – родителей великого святого Александра Свирского (в день памяти собора Санкт-Петербургских святых).

Ниже – икона Преподобных Александра Свирского, Сергия и Варвары Островских

Родители преподобного Александра Свирского – схимонах Сергий и схимонахиня Варвара (в миру Стефан и Васса) — крестьяне села Мандеры, принявшие постриг во Введенском Островском монастыре. Здесь же впоследствии они и были погребены. Сейчас их надгробия установлены в часовне, находящейся на территории действующего Введено-Оятского женского монастыря.

За свою Богоугодную жизнь Сергий и Варвара были канонизированы Церковью и прославленны в чине преподобных.

Александр Свирский называл Островскую обитель “монастырь моих родителей” и почитание родителей преподобного началось вскоре после канонизации святого Александра Свирского.

На фото – Икона Св. Пр. Варвары и Сергия Островских в Троицкой часовне Александра Свирского мужского монастыря Ленинградской области. (Фото – Бобров М. С.) (взято с сайта www.trmples.ru )

Спустя некоторое время попущением Божиим прекратилось у них рождение детей. Часто они уединялись в близлежащий Введенский Островский монастырь, где пребывали в посте и молитве и просили Бога о рождении чада. В одну ночь, молясь в уединении, Стефан и Васса увидели некоторое знамение Божие и услышали голос, говорящий им: «Радуйтеся, доброе супружество, се бо услыша Господь молитву вашу и родите сына, утешения тезоименита, яко в рождестве его утешение церквям Своим подати имать Бог». И по некотором времени, 15 июня 1448 года, родилось у них долгожданное чадо мужского пола, которого долготерпеливые родители назвали Амосом. Это и был будущий великий святой земли Русской преподобный отец наш Александр, Свирский чудотворец. После появления на свет младенца Амоса его родители Стефан и Васса дали обет Богу пребывать до самой своей смерти в чистоте и в воздержании от брачного соединения, который и хранили свято до конца дней своих.

Когда отрок Амос достиг совершеннолетия, родители вознамерились сочетать его законным браком. Однако не то было на сердце у боголюбивого юноши: он испытывал сильное стремление «со единем Христом жити» и всецело посвятить себя на служение Богу. Отпросившись у своих родителей в отлучку якобы по хозяйственной надобности, блаженный Амос вышел из-под родительского крова с намерением не возвращаться обратно. Он принял твердое решение удалиться на Валаам и вступить в число монастырской братии.

Стефан и Васса, после ухода сына из дому, долго сокрушались об исчезновении своего сына, не ведая, жив ли он, отыскивали они его по всей окрестности – в городах, селах и деревнях, обещая всем, кто известит их о месте его нахождения щедрое вознаграждение. Но все попытки их разузнать что-либо о горячо любимом сыне были безуспешными. Трудно было им смириться с исчезновением юноши и навсегда оставить надежду когда-либо видеть его. Не зная, жив ли или мертв их сын, Стефан и Васса не желали иметь успокоения. В такой горестной безвестности они провели долгих три года. (взято с сайта www.mitropolia-spb.ru )

Лишь спустя три года они узнали, что сын их живет на Валааме. Стефан поехал в Валаамский монастырь повидать его и упросить вернуться домой. Но на все уговоры Преподобный ответил: “…иди ныне в дом твой с миром, и вся, елика обещал еси мне собранная имения твоя, продаждь, и раздай нищим… Молю тя, отче мой, устрой о дому своем и иди в монастырь Пресвятыя Богородицы во Остров, и туда пострижешися, и спасение души получиши…”. По усердным молитвам прп. Александра, отец его вскоре так и поступил. Придя домой он, что требовалось исправил, раздал свое имение и удалился в Островской Введения во Храм Пресвятой Богородицы монастырь, где принял постриг с именем Сергия. За ним последовала и супруга, приняв в иночестве имя Варвары. Пожив благочестно, схимонах Сергий и схимонахиня Варвара мирно отошли ко Господу примерно около 1477-1480 гг. (взято с сайта ” target=”_blank”>www.svirskoe.ru )

История умалчивает об иноческих подвигах родителей преподобного Александра Свирского. Сохранились только вещественные знаки их подвижнической жизни – металлические вериги в виде крестов и парамана на железных цепях, которые они носили на телах своих. Эти вериги позволяют сделать предположение, что не так-то просто далась им победа над своей плотью. В Введенском монастыре и закончили схимонах Сергий и схимонахиня Варвара свой непростой и не совсем обычный земной путь.

Молитва варваре и сергию островским

Прпп. Сергий и Варвара, родители прп. Александра Свирского († 1477, 1480), память 28 июня, 12 сентября

Родители прп. Александра Свирского – Стефан и Васса (жители села Мандеры), после ухода сына из дому, долго сокрушались об его исчезновении, не ведая, жив ли он. Лишь спустя три года они узнали, что сын их живет на Валааме. Стефан поехал в Валаамский монастырь упросить его вернуться домой. Но на все уговоры Преподобный ответил: «…иди ныне в дом твой с миром, и вся, елика обещал еси мне собранная имения твоя, продаждь, и раздай нищим. Молю тя, отче мой, устрой о дому своем и иди в монастырь Пресвятыя Богородицы во Остров, и туда пострижешися, и спасение души получиши…».

Отец вскоре так и поступил. Придя домой, он все, что требовалось, совершил, раздал свое имение и удалился в Островской Введения во Храм Пресвятой Богородицы монастырь, где принял постриг с именем Сергия. За ним последовала и супруга, приняв в иночестве имя Варвары. Пожив благочестно, схимонах Сергий и схимонахиня Варвара мирно отошли ко Господу примерно в 1477–1480 годах и были похоронены здесь же при монастыре.

Прпп. Сергий, Варвара с Александром Свирским

Введенский Островский мужской монастырь возник на рубеже XIV–XV веков. Названием монастырь был обязан тому, что в половодье, которое раньше бывало ежегодно, его окружала со всех сторон вода, и он становился островом. Кроме того, «островом» именовалось тогда любое возвышение среди окружающих низменностей.

Первые сведения о монастыре содержатся в житии святого преподобного Александра Свирского, написанного его учеником Иродионом в 1545 году.

С 1582 по 1617 годы Введенская обитель переживала шведское разорение.

До 1764 года Введенский Островский монастырь оставался приписан к Александро-Свирскому монастырю.

До XIX века монастырь был полностью деревянный. Восстановленный после разрушений Смутного времени, монастырь имел в центре два храма: холодный Введенский с приделом апостолов Петра и Павла и теплый Богоявленский с трапезной, колокольню с шестью колоколами, братские кельи по периметру, деревянную ограду со Святыми вратами, над которыми был Нерукотворный образ Спасителя. На территории монастыря был колодец и разные хозяйственные постройки: погреб, сушило, поварня, квасоварня, амбар. В подцерковье Введенского храма находилась монастырская казна, в которой хранились не только деньги, но и ткани, и разная хозяйственная и рабочая утварь, и запас одежды. Под Богоявленской церковью держали запас хлеба и посуду. За монастырской оградой находились конный и коровий дворы, келья для монастырских работников, мельница, рига, гумно. Чтобы обеспечить себя, братия занималась традиционной для этой местности хозяйственной деятельностью: выращивала хлеб (рожь, овес, ячмень) и овощи, держала скот, ловила рыбу, которая в изобилии водилась в Ояти и Свири.

В современном виде монастырский комплекс сформировался в первой половине XIX века. К началу XX века Введенский-Островский монастырь имел хорошо налаженное хозяйство, обители принадлежало более 500 га земли.

С октября 1918 года на территории монастыря из рабочих, обрабатывавших его земли, стала организовываться коммуна «Пролетариат».

В марте 1919 года монастырь был окончательно закрыт, и монахи ушли все, кроме иеромонаха Николая (Сергиевского), сразу вошедшего в коммуну, образованную из рабочих, которые до революции обрабатывали монастырские земли. Отец Николай вплоть до ареста никогда не прекращал богослужения, берег оба монастырских храма.

Коммуна прожила недолго и распалась в 1921 году «в силу неурядиц среди членов коммуны».

28 апреля 1922 года в Введенском монастыре проходило изъятие церковных ценностей. Процедура прошла спокойно.

В 1929 году на территории монастыря обосновалась агробаза «Ильич».

Двенадцать лет после упразднения обители посреди коммуны и колхоза действовали оба храма. После ареста в 1931 году о. Николая верующие пытались сохранить свои святыни, но силы были не равны.

Купола и кресты с храмов были сняты сразу после их закрытия, а обветшавший шатер колокольни снесло ураганом в 1970-е годы.

Введено-Оятский женский монастырь

В монастыре располагалась центральная усадьба совхоза, во всех помещениях жили люди, причем очень тесно и неудобно, даже в колокольне было несколько «квартир». Жизнь на территории разоренной обители была нелегкой, случались и самоубийства.

В 1991 году разрушенный монастырский комплекс был передан Свято-Троицкому Измайловскому собору Санкт-Петербурга для ведения подсобного хозяйства.

В 1992 году от митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) было получено благословение на создание женской общины.

27 декабря 1993 года решением Священного синода был открыт Введено-Оятский женский монастырь. Это был первый открытый епархиальный монастырь Санкт-Петербургской епархии.

К концу 2000-х годов были восстановлены колокольня, несколько корпусов, вокруг монастыря заново построена полностью разрушенная ограда, налажены инженерные системы обители.

Число братии монастыря всегда было невелико, оно колебалось в разные годы от 5 до 25 человек, к 1917 – 12 человек братии, из них 9 – в постриге, 2000-е – 13 сестер.

Введенский соборный храм – первое каменное здание обители. Построен в 1817 году, закрыт в 1932 году. В храме был устроен клуб. Во всю его длину храма сделали пристройку – кинозал над разоренным кладбищем. В 2003–2004 годах храм был полностью отремонтирован.

Богоявленский собор с тремя приделами вместо ветхого деревянного, стоявшего над могилами родителей прп. Александра Свирского построен в 1910 году. Строился по проекту епархиального архитектора А.П. Аплаксина в неорусском стиле. Закрыт в 1932 году, разобран до основания, его кирпич использовали для колхозных построек, хотя изначально планировали этот храм использовать под школу. Чтобы не осталось и следов места погребения прпп. Сергия и Варвары, храм разобрали на метр вглубь земли.

В 2006 году на месте разрушенного храма была установлена памятная книга, изготовленная из мрамора иждивением жертвователей монастыря.

В 2003 году места погребения прпп. Сергия и Варвары были обнаружены и над ними были устроены гробницы из карельского гранита с изображениями святых.

В 2004 году была возведена каменная часовня над гробницами, а ее полная внутренняя и наружная отделка закончены в 2006 году.

Адрес: Ленинградская обл., Лодейнопольский р-н, ст. Оять, п/о Рассвет

Подворье: в Санкт-Петербурге – храм святой блгв. кн. Анны Кашинской на Выборгской стороне (Большой Сампсониевский пр., 53).

“История Введено-Оятского монастыря”

В книге «Воспоминания» в статье «Боль за Россию» Д. С. Лихачев вспоминает «красный террор», который затронул и русские церкви. Разрушение России и русской церкви, происходившее на глазах с убийственной жестокостью и не оставлявшее никаких надежд на возрождение. Лихачев пишет: «Многие убеждены, что любить Родину – это гордиться ею. Нет! Я воспитывался на другой любви – любви-жалости. Почти одновременно с Октябрьским переворотом начались гонения на церковь. Эти гонения были настолько невыносимы для любого русского, что многие неверующие начали посещать церковь, психологически отделяясь от гонителей. Мы не пели патриотических песен, – мы плакали и молились».

Введено-Оятский монастырь – наша гордость, ведь мы живем на той земле, где находится это сокровище, где возрождается русская духовность. Мы, как Дмитрий Сергеевич, хотим удержать в памяти этот уголок России, как «хотят удержать в памяти образ умирающей матери сидящие у ее постели дети, собрать ее изображения, показать их друзьям, рассказать о величии ее мученической жизни».

Введено-Оятский монастырь стоит на берегу реки Оять и частично от нее имеет свое название. До революции монастырь был мужским и носил название Введено-Островский -когда-то более полноводная Оять весной заливала окружающие луга, и обитель оказывалась как бы на острове.

Это одна из старейших обителей Северо-запада. Точная дата основания монастыря неизвестна, но впервые монастырь упоминается в «Житии Александра Свирского», написанном в 1545 году его учеником Иродионом: «Сего блаженного отрока родители жительство имели в селе Мандеры на реке Ояти, напротив Островского Введенского монастыря». Это значит, что монахи жили здесь еще до рождения Преподобного, т.е. до 1448 года, а если учесть, что Александр был самым младшим ребенком, то время основания монастыря можно датировать не позднее рубежа XIV – XV веков.

Кем основан монастырь – неизвестно, но время основания приходится на время так называемой «монастырской колонизации» северных земель, которая привела к возникновению большого числа монастырей в северных землях вплоть до Белого моря, которые получили название Северной Фиванды.

Предполагается, что монастырь основан сподвижниками Сергия Радонежского, которые продвигались на север, или же поселенцами, которые жили по берегам Свири и Ояти. Важнейшим событием в жизни обители было рождение великого святого – преподобного Александра Свирского, и оно во многом определило дальнейшую его судьбу.

Его родители Стефан и Васса жили в селе Мандеры. У них были дети, они утешались ими, но на долгое время у них прекратилось деторождение. Оба супруга скорбели от этого. Однажды, отложив печаль, Васса с твердой надеждой молилась Богу, прося о помощи в своей беде, и потом оба супруга пошли в Введенский монастырь и долгое время там пребывали в молитве ко Пресвятой Богородице.

Однажды ночью они молились одни, и было им Божие откровение. Стефан и Васса услышали: «Радуйтесь, доброе супружество, вот даровал вам Бог отрока, утешения тезоименитого, ибо в рождении его церквам своим утешение подаст Бог». Они, запомнив время видения, возвратились в свой дом и в скором времени поняли, что откровение было истинным. Тогда положили они между собой воздерживаться от супружеских отношений до конца жизни.

15(28) июня 1448 года родился у них сын в день памяти пророка Амоса, и в честь него был назван Амосом. Амос был крещен, и воспитываемый своими родителями в благочестии, возрастал духовно. Стефан и Васса старались более не о приобретении мирских богатств, а о стяжании добродетелей и выделялись ими среди окружающих поселян. Когда пришло время, они отдали сына в учение, но к великой их печали наука никак ему не давалась, несмотря на все старания учителя, притом что сверстники Амоса учились хорошо. Как говорит житие, это было по особому промыслу Божию «да от Бога примет разум, а не от человеков». Юноша, наученный во всех своих делах прибегать к помощи Божией и имевший обыкновение всегда молиться в монастыре, и тут пришел в обитель и стал просить Божию Матерь о даровании ему разума в учении. Его молитва не осталась без ответа, Амос услышал: «Встань, не бойся, а то, что просил, то получишь». С тех пор он стал преуспевать в учебе.

Юноша пришел в возраст, и родители хотели сочетать его браком, но Амос мечтал только о монашестве и однажды, отпросившись в соседнюю деревню, тайно ушел в Валаамский монастырь. Стефан и Васса были неутешны: три года они искали сына, было извещено по всей той стране, что если кто-то знает о его местопребывании, чтобы за вознаграждение сообщили отцу. Наконец пришло известие, что сын их находится на Валааме и пострижен в монашество. Отец, несмотря на преклонный возраст, не раздумывая, отправился на Валаам (это путь только по суше составлял около 180 км – по восточному берегу Ладожского озера до поселения Салми). Придя к игумену, он просил встречи с сыном, но Александр не хотел оставлять своего уединения, зная, что отец будет уговаривать его вернуться домой. Стефан, думая, что игумен прячет от него сына, не имея сил терпеть больше разлуки, поклялся убить себя у стен монастыря, если не увидится с сыном. Тогда Александр согласился на встречу с отцом. Имея великую к сыну любовь и видя его изможденным от подвигов, Стефан горько плакал и просил его вернуться, но Александр, хоть и скорбел сильно за отцовское горе, видел, что любовь человеческая затмевает то, что необходимо и полезно для спасения души. Он отвечал отцу, что надо ему идти домой и постричься в монастыре «Пресвятой Богородицы в Острову» и долго еще его уговаривал, но Стефан с гневом ушел от сына. Тогда преподобный Александр стал молиться, чтобы Господь умягчил отцовское сердце, облегчил его страдание и помог в мире принять Божию волю. Молитва праведника была скоро услышана: Стефан вернулся, сказал, что поступит по совету сына. Они еще долго беседовали перед разлукой.

Придя домой, нисколько не медля, Стефан устроил свои дела и принял постриг в Островском монастыре с именем Сергий. Также и мать преподобного Васса постриглась тут же с именем Варвара (в описываемое время по простоте и чистоте нравов подобные явления не были редкостью).

Они приняли постриг уже в преклонном возрасте, прожили в этом монастыре до конца своих дней и были здесь погребены. В данное время Сергий и Варвара покоятся в часовне.

Часовня – самое новое здание в комплексе монастыря, она была заложена в 2004 году из «именных» кирпичей – прихожане, богомольцы, благотворители вносили по 50 рублей за штуку, а их имена записывались в книгу, которая хранится в храме. И неизвестно, сколько бы времени пришлось собирать средства, если бы не женщина, которая пожертвовала $ 3000, и часовня была почти достроена в том же году.

Мощи святых родителей покоились под спудом в приделе храма, по имеющимся данным уже с XVII века над ними были устроены особые гробницы по подобию рак, на которых лежали их изображения в полный рост. В 1854 году были устроены серебряные чеканные гробницы, но власти препятствовали их установке в течение 11 лет. В больших нишах колокольни снаружи у входа были изображены небесные покровители преподобных – Сергий Радонежский и мученица Варвара. Приезжавшие в монастырь служили у гробниц родителей по ним панихиды, надевали их вериги с верой в исцеление. Таким образом, появилось почитание родителей Александра Свирского, возможное до канонизации только в такой форме (до 2000 года они были местночтимыми святыми).

Как и всякий живой организм, монастырь переживал периоды упадка и расцвета. До XIX века обитель была полностью деревянной и поэтому часто страдала от пожаров и разорений.

Каменное строительство началось в XIX веке, и именно тогда был сформирован комплекс монастыря в современном виде. Первым был построен в 1817 году при строителе Иннокентии соборный Введенский храм. Далее каменное строительство продолжалось при строителях Кирилле и Израиле.

Наибольшего своего расцвета и в хозяйственном, и в духовном отношении монастырь достиг при строителе Израиле. При нем появилось большинство построек, в этом ему помогла многочисленная братия монастыря. Поэтому в 1910 году на месте обветшалого Богоявленского храма был построен величественный четырехпридельный собор. Проект делал епархиальный архитектор Аплаксин, храм был выполнен в неорусском стиле. Именно в нем под спудом и покоились преп. Сергий и Варвара.

В XX веке наступили времена гонений и смут. В мае 1918 года к власти в этом районе приходят большевики.

14 сентября 1918 года «за укрывательство хлеба и отказ в его выдаче» у стен обители был расстрелян казначей монастыря иеромонах Димитриан. Он был одним из первых священномучеников Петербургской епархии.

Обитель постигла участь всех монастырей. Земля и имущество были отобраны. Братия разошлась. На территории обители с октября 1918 года началось образование коммуны «Пролетариат», которая просуществовала до 1921 года. Уже в марте 1919 года обитель была окончательно закрыта.

Еще одного страдальца за имя Христово дала наша обитель. Это иеромонах Николай, который прибыл сюда из Зеленецкого монастыря в 1917 году.

Отец Николай остался один в монастыре и служил здесь до самого своего ареста 9 января 1931 года. Он пользовался большим авторитетом среди населения и работников коммуны, а потом и колхоза «Ильич», организованного в монастыре, он также был привлечен к работе в коммуне, и его назначали на различные должности. Последние 2 года (до ареста) отец Николай жил в маленькой комнате под колокольней. Власти хотели закрыть храм, но им мешал отец Николай. Его хотели арестовать в январе 30-го года, но это не получилось из-за отсутствия против него улик. Но 9 января 1931 года он был осужден на 3 года заключения в город Кемь, 24 февраля 1931 года он прибыл в Соловецкий лагерь, а 6 мая был отправлен в Котлас, но следы его теряются, и сведений о его дальнейшей судьбе нет.

После его ареста оба храма были закрыты. Во Введенском храме разместился клуб, а Богоявленский собор был разобран до основания, хотя изначально планировалось отдать этот храм под школу.

Колокольня стала водонапорной башней. Совхоз «Ильич» просуществовал до 90-х годов XX века. В монастыре размещалась его главная усадьба.

В 1991 году разрушающийся комплекс монастыря передали Измайловскому Свято-Троицкому Собору в Санкт-Петербурге, а в 1992 году здесь был основан Введено-Оятский монастырь. Первой его настоятельницей стала монахиня Фекла. Официально монастырь утвержден решением Священного Синода 27 декабря 1993 года.

Тогда же стал известен и минеральный источник, находящийся в 200 м. от монастырской оград. (До революции ни в каких письменных свидетельствах о монастыре источник не упоминается, хотя старожилы говорят, что он существовал всегда, только в 60-х он был засорен во время проведения геологических изысканий, а после уборки и горячей молитвы матушки Феклы с сестрами снова забил). Сейчас вода в источнике регулярно освящается, над ним построена часовня в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник». Йодисто-радоновая вода помогает при различных заболеваниях: онкологических, аллергических, желудочно-кишечного тракта, по своему составу является минеральной, содержит большое количество солей и микроэлементов, в том числе некоторое количество радия и радона и не применяется как питьевая. При приеме ее до 2-х литров в сутки облучение не превысит установленной санитарной нормы.

Важнейшим событием для монастыря за последнее время стала канонизация преп. Сергия и Варвары Островских в 2000 году и обретение в 2003 году места их погребения. Особо праздновались и празднуются в монастыре престольный праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы 4 декабря по н.ст. и память преподобных родителей в день рождения Александра Свирского 28 июня н.ст. (на память пророка Амоса). Также издавна особо почитались в монастыре 9 июля – праздник Тихвинской иконы Божией Матери, 12 июля – апостолов Петра и Павла, 19 января – Богоявление (Крещение) Господне. Интересен тот факт (говорящий о наличии внутренней связи монастыря с явлением Тихвинской иконы, которая всегда особо здесь почиталась), что Тихвинская икона возвратилась в Петербург (значит в Петербургскую епархию) именно 28 июня 2004 года в день рождения Александра Свирского на память пророка Амоса.

Сейчас возрождается традиция почитания родителей Александра Свирского, к преподобным Сергию и Варваре обращаются за помощью в семейных нуждах, в рождении и воспитании детей, а монашествующие со своими трудностями и проблемами, так как, пожив благочестиво в супружестве, часть своей жизни святые прожили в монашеском чине.

Посмотреть все работы автора

Голосование:

Проголосовало пользователей: 0

Проголосовало пользователей: 0

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи

Присоединяйтесь

Мы в соц. сетях —

Оценка 4.1 проголосовавших: 11
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here