Детальное описание из нескольких источников: «молитва на наречение имени в православии» - в нашем некоммерческом еженедельном религиозном журнале.

Молитва в ознаменование наречения ребенка именем, на восьмой день по рождении

Если молитвы первого дня сосредоточены прежде всего на матери, то в этом обряде основное место занимают прошения о младенце. Кроме того, молитвенное последование восьмого дня носит уже литургический характер. Священник в епитрахили возглашает «Благословен Бог наш. », затем читается Трисвятое по «Отче наш»; после возгласа «Яко Твое есть Царство. » произносится отпустительный тропарь святого храма или текущего дня. Это показывает, что младенец находится уже на пути к Церкви. Если в первых молитвах звучит как бы первое приветствие при встрече новой жизни, то здесь эта жизнь превращается в шествие к земному храму, где должно совершиться спасение; священник читает первую молитву:

«Господи Боже наш, Тебе молимся и Тебе просим, да знаменуется свет лица Твоего на рабе Твоем сем (и впервые произносится имя, нарекаемое младенцу) и да знаменуется Крест Единороднаго Сына Твоего в сердце и в помышлениях его, во еже бегати суеты мира, и от всякаго лукаваго навета вражия, последовати же повелением Твоим. (При этих словах священник осеняет младенца крестным знамением, «знаменует» его.) И даждь, Господи, неотреченну пребыти имени Твоему святому на нем, совокупляемом во время благопотребно святей Твоей Церкви и совершаемом страшными тайнами Христа Твоего: да по заповедем Твоим жительствовав и сохранив печать нерушиму, получит блаженство избранных во Царствии Твоем, благодатию и человеколюбием Единороднаго Сына Твоего, с Нимже благословен еси, с Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

По прочтении молитвы священник берет в свои руки младенца и, крестообразно поднимая его перед иконами, читает или поет тропарь Сретению: «Радуйся, Благодатная Богородице Дево, из Тебе бо возсия Солнце правды, Христос Бог наш, просвещаяй сущия во тьме. Веселися и ты, старче праведный, приемый во объятия Свободителя душ наших, дарующаго нам воскресение».

Чтением этого тропаря Церковь напоминает, что почти две тысячи лет тому назад в Храм Господень был точно так же принесен Богомладенец Иисус, Дитя Приснодевы Марии, рождением Своим открывший путь всем детям к неописуемой радости Царства Божия.

Поскольку в наше время этот обряд, как правило, соединяется с чином оглашения, священник, «возвратив младенца восприемнику, возглашает: «Господу помолимся» и положенные молитвы. Если оглашение и Крещение будут совершаться в другой день, то произносится отпуст, указанный в Требнике:

«Слава Тебе, Христе Боже, упование наше, слава Тебе. Слава, и ныне. Господи, помилуй (трижды). Благослови. Христос истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матери, святаго . (именем которого наречен младенец) и всех святых, помилует и спасет нас, яко благ и Человеколюбец».

Обряд наречения имени может быть опущен лишь в том, случае, когда младенцу угрожает смертельная опасность и Крещение совершается по сокращенному чину. Опускать этот чин во всех остальных случаях, а тем более при Крещении взрослого, не допускается, учитывая его глубокий духовный смысл.

Молитва на наречение имени в православии

Молитва на наречение имени в восьмой день

(«во еже назнаменати отроча, приемлющее имя во осмый день рождения своего»)

Одним из первых священнодействий, совершаемых над новорожденным, является так называемое «назнамение», при котором священник осеняет младенца крестным знамением и читает молитву: «Господи Боже наш, Тебе молимся и Тебе просим, да знаменуется свет лица Твоего на рабе Твоем сем (и впервые произносится имя, нарекаемое младенцу) и да знаменуется Крест Единороднаго Сына Твоего в сердце и в помышлениях его, во еже бегати суеты мира, и от всякаго лукаваго навета вражия, последовати же повелением Твоим…».

Затем священник берет в свои руки младенца и, изображая им крест, читает тропарь Сретения Господня: «Радуйся, Благодатная Богородице Дево, из Тебе бо возсия Солнце Правды – Христос Бог наш, просвещаяй сущия во тьме! Веселися и ты, старче праведный, приемый во объятия Свободителя душ наших, дарующаго нам воскресение». Чтение именно этого тропаря является напоминанием факта Священной истории, когда две тысячи лет тому назад в Иерусалимский Храм был принесен Богомладенец Иисус. В наше время этот обряд, как правило, соединяется с чином оглашения.

Лишь в том случае, если младенцу угрожает смертная опасность, обряд наречения имени опускается, а Крещение совершается по сокращенному чину. Во всех остальных случаях недопустимо сокращать этот обряд, ввиду его глубокого духовного смысла; ведь имя человека является свидетельством уникальности личности, которая появилась на свет. Ни до, ни после него не было и не будет такого человека. И его душа в очах Божьих дороже всего мира: какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? (Мф. 16; 26). И за этого еще крохотного и беззащитного человека, за его бессмертную и бесценную душу Господь по Своей воле был распят на Кресте.

Крещаемому, по устоявшейся в Церкви традиции, дается имя какого-либо святого угодника, который становится, таким образом, его небесным покровителем. Имя подбирают по православному Месяцеслову так, чтобы день рождения младенца приходился либо на день памяти святого, либо немного позже. Хотя это правило не абсолютно и новорожденного можно назвать именем особо почитаемого в этой семье святого.

Если имя, данное родителями при гражданской регистрации новорожденного, отсутствует в православном Месяцеслове, то есть вероятность того, что его написание в данной местности просто не совпадает с православно-канонической формой имени святого. Поэтому при Крещении имя, отсутствующее в Месяцеслове, не всегда необходимо менять. Делать это надо лишь в случае, когда соответствие с канонической формой имени отыскать не удается.

Ниже приводятся примеры некоторых подобных соответствий.

Мужские имена: Аким, Яхим – Иоаким; Габриэль – Гавриил; Денис – Дионисий; Егор, Юрий – Георгий; Жан, Ян – Иоанн; Жорж – Георгий; Йозеф, Юзеф – Иосиф; Корней – Корнилий; Леон – Лев; Люциан – Лукиан; Матиас – Матфей; Олекса – Алексий; Теодор – Феодор; Теофил – Феофил; Томас – Фома; Цезарь – Кесарь; Эжен – Евгений.

Женские имена: Аграфена, Олеся – Агриппина; Аксинья – Ксения; Алевтина – Валентина; Анжела – Ангелина; Виктория – Ника; Жанна – Иоанна; Злата – Хриса, Хрисия; Лукерия – Гликерия; Люция – Лукия; Марта – Марфа; Оксана – Ксения; Полина – Аполлинария; Пелагия, Светлана – Фотина, Фотиния; Сюзана – Сусанна; Фира – Есфирь.

Важно знать и то, что по своему произношению гражданское и церковное имя часто несколько разнятся: Иван – Иоанн, Федор – Феодор, Сергей – Сергий, Алексей – Алексий. Приступая к Таинствам Исповеди и Причащения, православный должен называть свое церковное имя.

В случае, если не удается установить соответствующее гражданскому церковное имя, родители или сам крещаемый выбирают его из православного Месяцеслова (обычно близкое по звучанию к его собственному). Оно и будет его церковным именем. Давать при Крещении два или несколько имен, как этот делают в Католической Церкви, у нас не принято.

Есть твердо установившийся обычай не называть крещаемых мужского пола именем Иисус в честь Сына Божья, а женского пола – Мария, в честь Божьей Матери.

Наречение имени

Важно примечать, когда рождается дитя ваше, в какой день. Если родилось дитя 11 июля по старому стилю (24 июля по новому) и дитя это женского пола, ну разве можно наречь его каким-то другим именем, если не именем равноапостольной Ольги, память которой совершается в сей самый день? Это же ясный и несомненный знак: кто покровительствует нашему дитяти!

Если родилось у тебя дитя 13 июля, то значит, сам Архангел Гавриил распростирал над тобою крыла и молился к Богу о том, чтобы дитя вело ангельскую жизнь на земле. Конечно же, бывают случаи и не совсем ясные: «Что делать, если у меня родилась девочка тогда, когда Церковь воспоминает лишь святых мужей? Например, 18 июля по ст. стилю (31 по новому) прославляются имена мученика Иулиана, мученика Иакинфа, преподобного Иоанна, Памвы, инаго Памвы, — а женских имен и нет. Что делать нам?»

Если затрудняемся в выборе имени, относящегося ко дню рождения младенца, то давайте посмотрим на восьмой день появления его на свет Божий. Воспомянем, что в древности, еще в ветхозаветные времена, именно в восьмой день нарекали имя младенцам, ведь восемь — число, обозначающее вечность. И, может быть, в восьмой день, найдем мы то самое имя, которое окажется святым и вещим для нашего младенца. А что, если и восьмой день ничего нам не скажет? Тогда посмотрим сороковой день, ибо часто матери, коль младенец здоров и нет опасности для жизни, на сороковой день приходят в храм или приглашают домой священника, дабы батюшка почитал над ними очистительные молитвы, и они вновь могли приступить к исповеди и причащению, дабы Бог в этот сороковой день сподобил дитя Света Небесного, Света Крещения, сопричислил его сонму избранников своих. Но сороковой день тоже может нам ничего не сказать, — тогда как?

Знайте, что Православие, это не учебник Советского права. Православие шире всех учебников и всех параграфов, всех законнических предписаний, поэтому, может быть, у вас уже приуготовлено имя для младенца. Предположим, родился мальчик, а вы уже внутренне желали посвятить его Богу и покровительству чудотворца Николая. Осудит ли вас Господь, если вы как бы и некстати, как бы не по расписанию даруете младенцу это имя, означающее в переводе с греческого «победитель народов»? Конечно нет! Православие ведь познается сердцем, и лишь только сердцем даровано нам приближаться к Богу, сердцем и умом, а не одним только умом. Поэтому можно называть ребенка и по наитию, по сердечному чувству, по особому почитанию того или другого угодника Божия.

Какие только тайны не открывает Господь мамам! Одна мама носила дитя под сердцем и хотела назвать этого младенца, если будет мальчик, Серафимом. Хотела назвать Серафимом, да вдруг видит сон незадолго до родов, что едет она в своем дилижансе (дело было в начале ХХ века) в Троице-Сергиеву Лавру. И чем ближе приближается к расписным воротам Лавры, тем явственнее доносится до нее звон с чудной колокольни, утвержденной посреди соборной площади. Въехала в Лавру под этот звон — и проснулась. Ярко светило солнце сквозь занавеску… Поняла она, что сон этот не простой, и нарекла мальчика Сергием. Конечно же, сон это «в руку» — это сон не прелестный, но сон дарованный от Бога, сон тонкий. И, конечно, можно называть дитя в честь дедушки, или прадедушки, особенно, если дедушка или прадедушка были людьми благочестивыми, и тогда младенчик принимает вместе с именем сродника своего благодать на благодать. Даруется ему сила благочестия, которая уже сияла в его родственнике по плоти.

Словом, будем знать правило, но будем и выше правила, ибо Бог наш велий и чудны дела Его, поэтому молитва всегда укажет нам выход из положения.

И последнее. Если мы уже выросли и не помним, когда были крещены, а вместе с тем хотим знать, какому же небесному покровителю молиться, то нужно найти Святого, именем которого мы названы, первого по дне вашего рождения. Зовут вас Алексий, и день рождения своего вы помните, а день крещения — не помните. Так вот, посмотрите в календаре, спросите у священника, память какого Алексия ближайшая ко дню вашего рождения и идет вслед за ним — это и есть ваш святой. А если вы уже духом прилепились к Алексию, Божиему человеку, в то время как юридически, так сказать, митрополит Алексий ваш небесный покровитель, не смущайтесь, — не обидится митрополит, но отдаст право первородства Алексию, Божию человеку, лишь бы все было сопряжено с любовью во Христе, с молитвою и с верностью Церковным установлениям, с желанием жить полнотой духовной жизни Церкви.

В каждом имени запечатлена тайна личности. Должно вникать в имя, которое мы носим. Если тебя зовут Татьяна — учредительница, распорядительница, это значит, что дом твой и хозяйство должно быть в полном порядке: все ложки, плошки — лежать на своем месте, в баночках здесь — тмин, там — корица, там — горчица, должен быть порядок.

А если тебя зовут Андрей — мужественный, то значит трусость тебе вовсе не к лицу, и уж, само собой разумеется, нужно знать житие своего святого, ибо его подвигам должен ты разумно подражать. Если ты назван в честь Преподобного Сергия — стремись к сердечной молитве, если у тебя святая праведная Иулиания — умей обращаться с людьми в духе мира и любви, а если ты — Архангел Михаил, то воюй против сатаны, не избивая людей дубинкою, а борясь со страстями и сокрушая их в тайне своего сердца.

Протоиерей АРТЕМИЙ ВЛАДИМИРОВ

Отрывок из книги «О рождении и воспитании ребенка»

Таинства

Что делать, если имени, с которым тебя крестили, никто не помнит? Можно или нет креститься с нехристианским именем, например, назвать своего ребенка Руслан, Марат, Леда. Можно ли назвать ребенка двухсоставным именем, как модно в Европе, например Анна-Мария? Если не складывается жизнь, не виновато ли здесь имя.

Давайте, в рамках нашей большой темы, сегодня поговорим обо всем, что связано с традицией имянаречения.

В Библии имя совсем не было неким условным обозначением; имя определяло место, которое должен занимать в мире его носитель.

Бог завершает творение, нарекая имена его элементам: дню, ночи, небу, земле, морю (Быт. 1, 2-10), называя каждое светило его именем (Ис. 40, 26), и этим определяет местоположение во вселенной этих элементов мироздания.

Или же, Бог предоставляет Адаму наречь имена всем животным (Быт. 2, 20) — и определить их место и роль в мире Адама.

Так же и с человеком: имя, данное при рождении, обозначало его судьбу или род занятий. Например, Иаков — занимающий место другого (Быт. 27, 36); Навал — безумец (1 Цар. 25, 25) и прочее.

Иногда имя указывало на особенность рождения (Моисей — вынутый из воды), иногда — на предназначение человека (Исаия — Да спасет Бог). Имя считалось как бы самой личностью человека, и воздействовать на имя значило воздействовать на него самого.

«Человеческая природа не существует вне личностей, каждая из которых представляет собой поистине единственный и вполне личностный тип воплощения и реализации этой природы. Поэтому обряд наречения имени есть признание Церковью единственности этого конкретного ребенка, наличия у него божественного дара “личности”».

Получить имя, и имя освященное, которое носил до тебя подвижник Церкви, значит вступить в таинственную связь и со Христом — Абсолютной Личностью, и с личностью прежде жившего ревнителя Христовой веры.

Именно поэтому люди духовно зоркие постоянно чувствуют связь со своим святым соименником как со своим святым небесным покровителем и празднуют день его церковного почитания.

Можно достаточно уверенно утверждать, что примерно до III века все воспринимающие Крещение оставляли те имена, которые им давали родители-язычники.

Это несложно проверить, взяв в руки любой богослужебный календарь с месяцесловом. Там дается перевод каждому помещенному имени, например:

Анастасия — Воскресение (греч.)

Константин — Постоянный (греч.)

Мы и сегодня встречаем имена, произошедшие от названий птиц, растений, цветов: Рубин (красный — лат.), названий городов: Роман (римлянин — лат.), названий месяцев и античных богов и проч. Все это языческие имена.

Однако известно, что уже в III веке некоторые получали при Крещении новые имена, имена христианские, вернее, те, что до них носили подвижники веры. Нередко у христианина оказывалось два имени: языческое (данное при рождении) и христианское (данное при Крещении).

Так, в 311 году мученик Вальсам на вопрос мучителя: «Каково твое имя?» ответил: «По рождению моему Вальсамом называюсь, духовное имя, полученное в Крещении: Петр».

Однако с IV века, когда христианство уже можно было принимать открыто, установился обычай нарекать детям христианские имена. Свт. Иоанн Златоуст писал:

«[Христиане] должны всячески стараться давать детям такие имена, которые бы не только возбуждали к добродетели самих получающих эти имена, но и для всех других и для последующих родов служили наставлением во всяком любомудрии».

Традиция давать крещаемым христианские имена закрепляется прочно и основательно с IV–V веков.

И взрослые, и дети стали изменять при Крещении свои имена на новые, христианские. Причем особенную популярность получают имена апостолов Христовых, и прежде всего — Петр, Павел, Иоанн.

Для удобства наречения имени до 1917 года Св. Синодом выпускались особые Месяцесловы. Следует напомнить, что в последние годы 20-го века и в начале 21-го было канонизировано множество русских святых (на одном только Архиерейском Соборе в августе 2000 года было прославлено более тысячи святых), в память которых также можно давать имена новокрещаемым.

Имена и дни памяти святых помещаются в Православном Церковном календаре, который выходит ежегодно в Издательстве Московской Патриархии. Также имена святых можно найти в Интернете.

Однако если священник считает нужным, он может напомнить родителям, что есть древний благочестивый обычай давать младенцу имя того святого, память которого пришлась на день наречения имени (8-й день по рождении).

Удостовериться, что именно такова традиция Церкви, можно в любом дореволюционном пособии по Церковному Уставу.

Кроме того, стало общепринятой практикой нарекать девочек мужскими именами, такими, как Зина, Римма, Пина, Инна, Мина и др. Правда, проф. С. В. Булгаков считает, что девочек следует «переименовать», заменив им имена на женские, однако нам не видится ничего плохого в том, чтобы оставлять и даже продолжать давать эти имена женщинам-христианкам.

Приветствую Вас Гость

Форма входа

22 декабря 2017 г. (9 декабря ст.ст.), .

Православие. Том 2: Обряды, предшествующие крещению. Наречение имени.

В современном Требнике Православной Церкви Таинству креще­ния предшествует несколько обрядов, совершаемых, как правило, отдельно от крещения: молитвы первого дня, наречение имени в восьмой день, молитвы сорокового дня. Все эти обряды не были изначально частью Таинства крещения и не входят в его состав. Они появились, когда нормой стало крещение младенцев.

В первый день после рождения младенца священник читает над его матерью три молитвы. В этих молитвах он просит Бога исцелить мать младенца и восставить ее от одра болезни, сохранить ее «от всякаго диавольскаго мучительства» и очистить от скверны, а мла

нца — сохранить «от всякия лютости, от всякия бури сопро- тивнаго, от духов лукавых, дневных же и нощных».

В восьмой день, по обычаю, совершается наречение имени младенцу. При этом священник читает следующую молитву:

Господи Боже наш, Тебе молимся и Тебе просим, да знаменается свет липа Твоего на рабе Твоем сем (имя), и да знаменается Крест Единороднаго Сына Твоего в сердие и в помышлениях его. И даждь Господи, не отречену пребыти имени Твоему святому на нем, совокупляемем во время благопотребно Святей Твоей Церкви, и совершаемем страшными Тайнами Христа Твоего.

Господи Боже наш, Тебе молимся и Тебя просим, да воссияет свет лица Твоего на раба Твоего сего (имя), и да знаменуется Крест Единородного Сына Твоего в сердие и в помышлениях его.. И сделай, Господи, чтобы имя Твое святое никогда не отходило от него и чтобы в нужное время он присоединился к Твоей Святой Церкви и причастился страшных Тайн Христа Твоего.

В наши дни имя является не более чем опознавательным знаком, необходимым для того, чтобы отличить одного человека от другого. Каждый человек имеет имя, однако изначальный смысл этого имени, как правило, не связан с личностью человека: нередко люди даже не знают, что означает их имя. Называя ребенка тем или иным именем, родители обычно выбирают из весьма ограниченного круга имен, более или менее употребительных в их культуре, причем обращают больше внимания на благозвучность имени, чем на его значение. Светские специалисты по «антропонимике» реко­мендуют при выборе имени ребенку вообще не учитывать значение имени.

В древности дело обстояло иначе. К имени относились не просто как к опознавательному знаку или кличке, но как к таинственному символу, указывающему на основополагающие характеристики его носителя и находящемуся с ним в прямой связи. Человек в Ветхом Завете воспринимался по принципу каково имя его, таков и он (1 Цар 25, 25). Имя в Библии практически отождествляется с личностью его носителя: слава имени означает славу его носителя, бесчестие имени означает утрату его носителем своего достоинства, гибель имени означает гибель его носителя. Имени придавали почти магический смысл: кто владеет именем, обладает личностью его носителя. Отсюда та важная роль, которую в Библии играет изменение имени. Оно означает утрату человеком самостоятельности, подчинение его тому, кто изменяет имя (см.: 4 Цар 23, 34; 24,17). В то же время изменение имени может означать вступление в более тесную связь с тем, кто меняет имя. Так, например, Моисей назвал Осию, сына Навина, Иисусом, прежде чем послать его в землю Ханаанскую во главе отряда «соглядатаев» (см.: Чис 13,17): с этим именем сын Навин не только поступает в подчинение к Моисею, но и становится его ближайшим помощником, а впоследствии и преемником.

Когда Сам Бог меняет человеку имя, это является знаком того, что человек утрачивает свою самостоятельность и становится рабом Бога, одновременно вступая в новые, более тесные отношения с Богом. Бог изменяет имя Своим избранникам — тем, кому Он оказал доверие, кому поручил какую-либо миссию, с кем заключил завет. После того как Бог заключил с Аврамом завет о рождении от него множества народов, Аврам становится Авраамом (см.: Быт 17, 1-5), а его жена Сара становится Саррой (см.: Быт 17, 15). Иаков получает имя Израиль («богоборец», или, по другому толкованию, «боговидец») после того, как боролся с Богом и Бог благословил его (см.: Быт 32, 27-28).

Если получить от Бога имя означает подчиниться Богу, вступить на спасительный путь, ведущий к небу, то «сделать себе имя» (см.: Быт 11,4), напротив, значит воспротивиться Богу: это выражение указывает на греховное стремление людей выйти из подчинения Богу, достичь неба без помощи Божией.

В свете этого богословия имени становится понятно, почему в православной традиции наречение имени является церковным обрядом, предшествующим крещению. Получение имени от священника — первая ступень пути послушания Богу и Церкви, на который вступает христианин. На практике имя дается родителями, и священник лишь повторяет его на восьмой день по рождении младенца. Однако священник может с согласия родителей и изменить данное родителями имя, особенно если оно нехристианское.

В Русской Православной Церкви существует обычай нарекать имена крещаемым в честь святых. Обычай этот существовал на Руси со времени принятия Русью христианства, и заимствован он был из Византии. Русские князья, потомки викингов, при кре­щении получали имена греческих святых: Ольга была наречена Еленой, Владимир — Василием, Борис и Глеб — Романом и Дави­дом. В результате этого значительное число традиционных имен славянского происхождения вышло из употребления и русские стали называть своих детей преимущественно греческими именами. Лишь некоторые славянские имена, принадлежавшие русским святым (которые сами были крещены с другими именами), вошли в реестр имен, нарекаемых в Русской Церкви перед крещением.

В Греческой Церкви обычаю нарекать имя в честь святого не всегда следовали строго, и в современной Греции есть христиане, носящие такие имена, как Панайотис, Христос. В Сербской Церкви распространены различные имена славянского происхождения, не связанные со святыми (Радослав, Радомир, Милка): небесным покровителем человека считается не святой, чье имя он носит, а тот святой, которого избирает своим покровителем семья человека. Таким образом, один святой считается небесным покровителем целой семьи; день его памяти называется днем «славы» и празднуется в семье с особой торжественностью.

В сороковой день по рождении младенца заканчивается период очищения матери после родов. Представление о послеродовой нечистоте перешло в христианскую Церковь из Ветхого Завета (см.: Лев 12,1-5; Лк 2, 22). В Библии понятие рождения неразрывно связано с понятием греха: Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя (Пс 50,7). Речь здесь идет вовсе не о греховности акта зачатия и рождения, как думают некоторые. Никакого антисексуального подтекста в Библии нет: напротив, в Ветхом Завете зачатие и рождение имели сакральный смысл, и наивысшим проявлением благословения Божия было дарование «семени», то есть потомства. В словах псалма о зачатии в беззаконии и грехе речь идет о наследственной передаче греховности, то есть о передаче греха Адама из поколения в поколение (см.: Рим 5,12,19). Через своих родителей каждый человек наследует не только все доброе, что было накоплено предшествующими поколениями, но и наклонность к греху и ответственность за грех. Именно поэтому, помимо рождения «от плоти», необходимо рождение от воды и Духа (Ин з, 5-6), каковым является Таинство крещения.

Библиотека

Стань лучше.

Помоги ближнему.

О проекте Православие.By

Работа портала «Православие.By» осуществляется по благословению Высокопреосвященного митрополита Филарета, почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Сайт не является официальным приходским или церковным изданием. Белорусский православный информационный портал «Православие.By» ставит перед собой задачу показать пользователям интернета истинность, красоту и глубину Православия. Если вы хотите задать вопрос или высказать свое мнение по поводу сайта или статей, напишите нам, воспользовавшись почтовой формой. Обратная связь.

При перепечатке ссылка на Православие.by обязательна.

Оценка 4.3 проголосовавших: 8
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here