Молитва мартиниану белозерскому

Детальное описание из нескольких источников: «молитва мартиниану белозерскому» - в нашем некоммерческом еженедельном религиозном журнале.

Мартиниан Белозерский

Богу от юности, отче, избравшу и возлюбившу тя/ и провидящу твое доброе произволение,/ наставляет тя приити к преподобному Своему угоднику -/ Кириллу всеблаженному,/ от негоже наставлен бысть на путь спасения,/ страхом Божиим, и чистотою душевною, и благоговением,/ и непрестанными к Богу молитвами/ во мнозе подвизе жизнь свою препроводил еси/ и заповеди Божия непорочно соблюл еси,/ пастырь и наставник иноком предивен был еси,/ и ныне Престолу Христову со дерзновением предстоиши на Небесех,/ со Ангелы светлоликовствуя,/ отче преподобне, Мартиниане всеблаженне,/ не престай молися Христу Богу/ спасти и помиловати души наша.

Благоизволив, преподобне,/ от юнаго возраста работати Господеви день и нощь,/ в страсе Божий и благоговении чистоту душевную соблюл еси,/ в молитвах же и бдениих ум твой предочистил еси,/ в подвизех же, злостраданиих тело твое изнурив,/ вся добродетели духовный исправил еси/ и образ хотящим по тебе спастися явился еси./ Темже ныне, присно зря на Небесех Пресвятую Троицу,/ молися, всеблаженне, даровати душам нашим спасение,/ и житию нашему исправление,/ да вси верою вопием ти:/ радуйся, преподобне Мартиниане, отче наш.

О Богоблаженнии и преподобнии отцы наши, Ферапонте и Мартиниане! Молимся вам и от сердца с любовию вопием, да нас, непотребных, вразумите и просветите и своими молитвами укрепите некая похвальная словеса принести в память вашего преставления не бо в мудрости слова дерзаю глаголати, но со многою верою и любовию чадолюбивым отцам сия приношу. Вы убо, преподобнии, сами наши недостатки наполните, без вашея бо помощи, блаженнии, ничтоже можем благо сотворити, но, пребывающе в дому Пречистыя Богородицы вашея ограды, надеемся вами, благими предстателями, свободни пред Богом явитися, необладанными быти от враг видимых и невидимых. О пастырие добрии, истиннии строители винограда Христова, отцем славо, преподобным единонравнии, праведным единовсельницы, иноком наставницы и общему житию совершители изряднии. Ныне на Небесех Святей Троице предстоите со всеми угодившими Ей. Ныне убо, о Богоблаженнии и преподобнии отцы, помяните стадо свое, еже мудре собрасте, и соблюдите Богодарованную вашу паству и, яко чадолюбивии отцы, посещайте и не презрите нас, чтущих верою и любовию пречестную и многорадостную вашу память. Сохраняйте нас и соблюдайте от всех видимых и невидимых враг, приидйте посреде нас невидимо и всех нас моления, Богови возсылаемая, пришлите и принесите, сия ходатайственне всех Творцу и Избавителю, Иже в Троице Святей покланяемому истинному Богу нашему, яко да согрешением нашим оставление получим в День Судный благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Нимже Отцу слава и Святому Духу вкупе, Трисиянному Божеству, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Тел.: +7 495 668 11 90. ООО «Рублев» © 2014-2017 «Рублев»

Авторизуйтесь

Для выполнения действия вы должны быть авторизованы.

Молитва мартиниану белозерскому

8. Мартиниан Белоезерский, преподобный

Преподобный Мартиниан Белозерский (в миру Михаил Стомонахов), родился около 1397 года в деревне Березники, недалеко от Кирилло-Белозерского монастыря. Первоначальное воспитание он получил в своей благочестивой семье, а когда же достиг отроческого возраста, стал обнаруживать наклонность к учению. Благоразумные родители задумались, кому бы отдать своего сына учиться грамоте, и привели его «по Божию научению» в монастырь к преподобному Кириллу, в 30 верстах от их села. Это было около 1410 года.

Будучи постриженным в монахи с именем Мартиниана, преподобный стал ревностно подражать своему учителю, Кириллу Белозерскому, у которого пребывал в совершенном послушании.

В монастыре он обучился грамоте и, по благословению преподобного, исполнял возложенное на него преподобным Кириллом послушание – занимался переписыванием книг. Преподобный Кирилл радовался успехам своего ученика и, благодаря Бога, говорил братии: «Этот будет искусный инок».

По прошествии некоторого времени преподобный Кирилл дает Мартиниану новое послушание — посылает его на службу в хлебню и поварню. Здесь юный инок смиренно выполнял трудные работы: носил воду, рубил дрова и приносил хлеб братии, прося у всех молитв и благословения. Преподобный Кирилл не переставал следить за духовной жизнью своего ученика. Так, случилось однажды Мартиниану зайти от трапезы к одному брату некоторой ради нужды. Когда увидел его святой, что он уклонился к чужой кельи, призвал его к себе и спросил: «Так ли сохраняешь ты чин монастыря, не мог ли ты пойти сначала в свою келью и совершить должное молитвословие, а потом, если было нужно тебе, пойти к брату?». Когда Мартиниан, улыбаясь, сказал: «Если бы я пришел в келью, то не мог бы выйти из ней», преподобный Кирилл заметил ему: «Так делай всегда: сперва иди в келью, келья всему научит тебя».

Этот эпизод из жизни преподобного Мартиниана можно найти в житии преподобного Кирилла Белозерского, составленного Пахомием Логофетом. С благодарностью принимал подобные указания старца святой Мартиниан и руководился ими в своей жизни.

Видя его ревность, святой Кирилл сделал его клириком, а спустя немного времени, преподобный Мартиниан был посвящен во иеродиакона, потом во иеромонаха.

Удостоенный священного сана, преподобный Мартиниан благоговейно совершал Божественную службу, руководясь примером своего наставника. Своими трудами и смирением, а также и близостью к святому Кириллу преподобный Мартиниан скоро снискал себе любовь и уважение братии. «Блажен брат сей, — говорили они, — что сподобился быть учеником такового подвижника», — и молили за него Бога.

Прошло уже немало времени с тех пор, как Мартиниан был пострижен в монашество. Ища высших подвигов для себя, преподобный все более желал уединения и безмолвия. Для этого он удалился на безлюдный лесистый остров на озере Воже, в 120 верстах от монастыря, и начал там пустынную жизнь. Но недолго пришлось преподобному быть в уединении – прослышали о месте его подвигов и стали к нему стекаться сподвижники. Общими трудами они создали церковь, освященную в честь Преображения Господня. Введя общежительный устав, в трудах и подвигах прожил в обители преподобный Мартиниан около десяти лет.

За это время его пустынь разрослась и братия умножилась; преподобный убедился, что он может со спокойной совестью покинуть созданный им монастырь. Тогда он оставляет свою обитель и дает заповедь ученикам своим иметь особенное попечение об устроенной им церкви. Сам же, помолившись Богу, отправляетсяся в Ферапонтов монастырь, где и был принят с великой честью и радостью игуменом и братией.

В Ферапонтовом монастыре, благодаря своему смирению и благоговению, а также и знанию устава монашеской жизни, преподобный Мартиниан скоро заслужил уважение всей братии, видевшей в нем своего наставника. В это время игумен Ферапонтова монастыря оставил свое место и инокам следовало выбрать себе нового игумена. Выбор братии пал на преподобного Мартиниана, которого и начали просить принять игуменство. Но, ссылаясь на свое недостоинство, преподобный смиренно отказался.

Собравшись снова, братия опять умоляли преподобного Мартиниана, и он покорился их мольбам и принял игуменство. Это произошло около 1435 года. Теперь к заботам о подвигах личного самоусовершенствования присоединились заботы о вверенном ему монастыре. Строгим сохранением иноческих правил преподобный Мартиниан возвысил и прославил Ферапонтову обитель, взяв за образец устав и обычаи монастыря преподобного Кирилла Белозерского. Он старался ввести порядок не только в церкви, но и в келейной жизни инока, и на трапезе братии, установив общую трапезу, «равную для всех и в строгом молчании». «Обитель Мартинианова» под управлением преподобного пришла в цветущее состояние.

Но тихая жизнь обители нарушаема была в неспокойное время: Василий Темный отправился с войсками искать потерянного им московского престола, но прежде чем вступить в борьбу с Шемякой, благочестивый князь по дороге к Москве посетил сперва Кириллов, а потом и Ферапонтов монастыри. Преподобный Мартиниан обнадежил его словом утешения. В ответ на это князь сказал: «Мартиниан! Если будет на мне милосердие Божие, Пресвятой Богородицы и великих чудотворцев моление и твоими молитвами сяду на столе своем великокняжеском, даст Бог, позабочусь о твоем монастыре, а тебя приближу к себе».

Вступив на московский престол, Василий Васильевич, согласно своему обещанию, вызвал в 1448 году преподобного Мартиниана и назначил его игуменом в обители преподобного Сергия, выбрав его к тому же своим духовником.

Но не изменило высокое положение святого подвижника, ставившего правду выше всяких расчетов. Однажды, «преступив слово», данное Мартиниану, заключил под стражу Василий Темный вернувшегося к нему на службу боярина. Услышав об этом от сродников заключенного боярина, преподобный Мартиниан оскорбился такой несправедливостью великого князя и немедленно явился в Москву. Войдя в княжескую палату, преподобный обратился к князю со следующей речью: «Так ли ты, великий князь самодержавный, научился судить праведно? Зачем велел ты заковать боярина, которого я призвал, ручаясь душою моею? Зачем преступил ты свое слово? Да не будет же благословения моего грешного на тебе и на твоем великом княжении». И повернувшись, вышел от князя, а потом уехал в Троицкий монастырь.

Раскаявшись, князь Василий освободил боярина и осыпал его милостями, а сам отправился в обитель преподобного Сергия. После молитв в храме преподобный дал ему прощение и сам просил прощения у великого князя. С тех пор Василий Васильевич еще более возлюбил своего духовного отца, ни в чем не оскорблял его, слушал во всем и почитал.

Но тяготила жизнь в монастыре, близком к столице, преподобного Мартиниана, искавшего уединения и безмолвия. С приближением старости все чаще вспоминал он слова своего наставника, преподобного Кирилла: «Хорошо иноку соблюдать молчание и нестяжательность и избегать всего, что может возмущать душевные чувства». Сдав управление монастырем и сердечно распрощавшись с братией, преподобный отправился в Ферапонтову обитель. Это было в начале 1455 года.

Ферапонтовские иноки, возрадовавшись возвращению любимого игумена и встретив его как своего отца, просили преподобного Мартиниана снова быть их пастырем и руководителем. «Для того я ушел из обители преподобного Сергия, чтобы в старости найти покой и безмолвие и оплакивать свои грехи»,- смиренно отказывался Мартиниан. И только после неотступной просьбы со стороны игумена и братии согласился он снова принять на себя бремя управления монастырем. Жизнь монастырскую он устроил отчасти по уставу Кирилловой обители, отчасти же руководясь порядками Троице-Сергиевой лавры.

Подвижник достиг глубокой старости и, чувствуя приближение своей кончины, созвал к себе всю братию и заповедал сохранять предание и устав обители: «Отцы и братия! Поступайте так, как я учил и поступал. Божия же любовь и милость и Пречистая Богородица да будет со всеми вами!».

Причастившись Святых Таин, преподобный Мартиниан мирно скончался в воскресенье 12 января 1483 года на 86 году от рождения, прожив в иночестве более 70 лет. Игумен и братия торжественно погребли честные мощи преподобного близ церкви Пресвятой Богородицы, на левой стороне от алтаря, где они находятся и поныне.

Со временем Мартиниан был посвящен во иеродиакона, а затем во иеромонаха. После смерти преподобного Кирилла († 1427) блаженный Мартиниан удалился из Белоезерской обители на остров Воже-озера, что в ста верстах от Кириллова. Когда начали стекаться к нему на сожительство ищущие уединения, поставил он, по убеждению их, церковь во имя Нерукотворного Образа и основал, в XV веке, монастырь (ныне несохранившийся), называвшийся Вожеозерским Спасским.

В 1447 году оказал поддержку сосланному на Белоозеро Василию II Темному в трудное для него время, когда на московский престол неправедно претендовал его двоюродный брат Димитрий Шемяка. Он всегда был поборником правды и справедливости. Позже, по настоянию великого князя, преподобный принял на себя управление обителью Преподобного Сергия Радонежского.

В 1455 году он вернулся в любимый им Ферапонтов монастырь, где и провел остаток жизни.

Трудами преподобного Мартиниана обитель начала разрастаться, став крупный центром просвещения. Преподобный Мартиниан особенно любил книжное дело и сам переписывал книги. При нем было положено начало обширной монастырской библиотеке. Известный церковный писатель Пахомий Логофет, посетивший Ферапонтово в 1461 году, писал, что монастырь «зело красен, много имуще братии работающих». На протяжении всего XV века монастырь являлся крупным духовным центром. Из его стен вышла целая плеяда известных просветителей и книжников.

Последние годы жизни прп. Мартиниан тяжело болел, не мог ходить, и братия носила его в храм. Скончался преподобный в возрасте 85 лет.

Мощи Мартиниана обретены спустя тридцать лет после его кончины. Мартиниан причислен к лику святых московским церковным собором 1549 года. Его могила — у южной стены собора в Ферапонтове. Над нею в 1502 году Дионисий написал фреску с изображениями Богородицы с младенцем Христом и коленопреклоненными Ферапонтом и Мартинианом. Позже, уже в XVII веке, на этом месте выстроена каменная шатровая церковь преподобного Мартиниана.

Тропарь преподобному Мартиниану Белоезерскому

Богу от юности, отче, избравшу и возлюбившу тя и провидящу твое добре произволение, наставляет тя приити к преподобному Своему угоднику — Кириллу всеблаженному, от негоже наставлен бысть на путь спасения, страхом Божиим, и чистотою душевною, и благоговением, и непрестанными к Богу молитвами во мнозе подвизе жизнь свою препроводил еси и заповеди Божия непорочно соблюл еси, пастырь и наставник иноком предивен был еси, и ныне престолу Христову со дерзновением предстоиши на Небесех, со ангелы светлоликоствуя, отче преподобне Мартиниане всеблаженне, не престай моляся Христу Богу спасти и помиловати души наша.

От юнаго возраста Божественным желанием разжегся, честному учителю вдан был еси и в воздержании мнозе, отче, пребыл еси, ревнуя благому наказанию, плод многодобродетелен Богу принесл еси, тем молим тя, отче Мартиниане, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Ублажаем тя, преподобне отче Мартиниане, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче ангелов.

  • 15 Октябрь 2017

В день Покрова Божией Матери в Храме Архистратига Божия Михаила в селе Новленском впервые совершена Божественная Литугия

В день Покрова Божией Матери настоятель храма Архистратига Божия Михаила в селе Новленском иерей Александр Скородумов по благословению Высокопреосвященнейшего Митрополита ИГНАТИЯ совершил первую Литургию в строящемся храме.

Митрополит Игнатий и руководитель администрации Вологодского района Сергей Жестянников посетили Новленское

Митрополит Игнатий и руководитель администрации Вологодского района Сергей Жестянников вместе с активом прихода осмотрели строящуюся двухэтажную каменную церковь Архангела Михаила, в которой предусмотренно даже обустроить баптистерий для крещения взрослых полным погружением.В храме все поднимаемые жителями деревни вопросы касались хозяйственной части строящегося храма.Обсуждение волнующих прихожан и жителей деревни вопросов продолжилось за общей братской трапезой.

Православный Церковный календарь

Календарь на год ►

О календаре

Богослужения

Библейские чтения

Календарь

Дни особого поминовения усопших 2017

Дни поминовения новопреставленных

Подписка

Преподобный Мартиниан Белозерский, игумен

Дни памяти:

25 июня (переходящая) – Соборы Вологодских и Новгородских святых

19 июля – Собор Радонежских святых

Краткое житие преподобного Мартиниана Белоезерского

В 1455 го­ду пре­по­доб­ный Мар­ти­ни­ан сно­ва вер­нул­ся в Фе­ра­пон­тов мо­на­стырь. По­след­ние го­ды жиз­ни он тя­же­ло бо­лел, не мог хо­дить, и бра­тия но­си­ла его в храм. Скон­чал­ся пре­по­доб­ный в воз­расте 85 лет. Мо­щи его бы­ли об­ре­те­ны в 1514 го­ду, па­мять об­ре­те­ния со­вер­ша­ет­ся 7 ок­тяб­ря.

Полное житие преподобного Мартиниана Белоезерского

Пре­по­доб­ный Мар­ти­ни­ан ро­дил­ся око­ло 1397 го­да в де­ревне Бе­рез­ни­ках и во Свя­том Кре­ще­нии был на­зван Ми­ха­и­лом. Пер­во­на­чаль­ное вос­пи­та­ние он по­лу­чил в сво­ей бла­го­че­сти­вой се­мье; ко­гда же до­стиг от­ро­че­ско­го воз­рас­та и стал об­на­ру­жи­вать на­клон­ность к уче­нию, бла­го­ра­зум­ные ро­ди­те­ли за­ду­ма­лись о его об­ра­зо­ва­нии. Не зная, ко­му бы от­дать сво­е­го сы­на учить­ся гра­мо­те, они при­ве­ли его в мо­на­стырь к свя­то­му Ки­рил­лу, в 30 вер­стах от их се­ла. Это бы­ло око­ло 1410 го­да, ко­гда Ми­ха­и­лу не ис­пол­ни­лось еще и 14 лет. Уви­дев пре­по­доб­но­го стар­ца, бла­го­че­сти­вый от­рок упал ему в но­ги и неот­ступ­но умо­лял его: «Возь­ми ме­ня к се­бе, гос­по­дин!»

Тро­ну­тый дет­ски­ми моль­ба­ми, по­движ­ник с ра­до­стью и оте­че­ской лю­бо­вью при­нял его к се­бе. В то вре­мя близ Ки­рил­ло­вой оби­те­ли жил дьяк Алек­сий Пав­лов, ко­то­рый был из­ве­стен по окру­ге сво­им ис­кус­ством в обу­че­нии гра­мо­те. Пре­по­доб­ный при­звал его к се­бе и ска­зал: «Друг, ис­пол­ни для ме­ня за­по­ведь люб­ви Бо­жи­ей: на­учи гра­мо­те от­ро­ка, ко­то­ро­го ви­дишь, и со­хра­ни его, как зе­ни­цу ока, во вся­кой чи­сто­те».

Дьяк взял с со­бою от­ро­ка и усерд­но вы­пол­нял по­ру­че­ние пре­по­доб­но­го. Ми­ха­ил ско­ро на­учил­ся гра­мо­те и по окон­ча­нии книж­но­го уче­ния был сно­ва при­ве­ден к пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу. То­гда по­движ­ник, ис­пы­тав юно­шу и ви­дя его ду­шев­ную чи­сто­ту и незло­бие, по­стриг его в ино­че­ский об­раз с име­нем Мар­ти­ни­а­на. Ма­ло то­го, ви­дя усер­дие но­во­по­стри­жен­но­го и же­лая дать ему наи­луч­шую под­го­тов­ку к ино­че­ской жиз­ни, свя­той ста­рец сде­лал его сво­им бли­жай­шим уче­ни­ком и по­ве­лел ему жить у се­бя в кел­лии.

Под ру­ко­вод­ством ве­ли­ко­го по­движ­ни­ка и на­став­ни­ка ино­ков всту­пил пре­по­доб­ный Мар­ти­ни­ан в по­дви­ги ино­че­ства. Пе­ред его гла­за­ми был жи­вой при­мер ино­че­ских доб­ро­де­те­лей. И ка­кой при­мер! Жи­вя в од­ной кел­лии с пре­по­доб­ным Ки­рил­лом, Мар­ти­ни­ан ви­дел, что ни есте­ствен­ная сла­бость, ни неду­ги не мог­ли осла­бить по­дви­гов свя­то­го стар­ца, и усерд­но под­ра­жал сво­е­му учи­те­лю. Стре­мясь к воз­дер­жа­нию, он счи­тал пост на­сла­жде­ни­ем и вся­че­ски ста­рал­ся из­ну­рить плоть свою. Мо­ло­дые си­лы неудер­жи­мо рвут­ся на по­дви­ги, и рев­ность юно­го ино­ка до­хо­дит до то­го, что он про­сит стар­ца уста­но­вить ему бо­лее стро­гий пост, чем тот, к ка­ко­му при­нуж­да­ла бра­тию скуд­ная мо­на­стыр­ская тра­пе­за; но опыт­ный ста­рец не доз­во­лил ему это­го и при­ка­зал есть хлеб с бра­ти­ей, толь­ко не до сы­то­сти. Днем ли или но­чью, ко­гда пре­по­доб­ный Ки­рилл сто­ял на обыч­ном пра­ви­ле, и Мар­ти­ни­ан так­же клал по­кло­ны. Он пер­вым яв­лял­ся в храм к утрен­не­му сла­во­сло­вию и по­сле всех вы­хо­дил из него. Ко­гда же на юно­го по­движ­ни­ка на­па­да­ло сму­ще­ние от по­мыс­лов или раз­ле­не­ние, то есть осла­бе­ва­ла рев­ность к по­дви­гам, он от­кры­вал свою ду­шу свя­то­му стар­цу и по­лу­чал об­лег­че­ние.

По про­ше­ствии неко­то­ро­го вре­ме­ни пре­по­доб­ный да­ет Мар­ти­ни­а­ну но­вое и при­том бо­лее тя­же­лое по­слу­ша­ние – по­сы­ла­ет его на служ­бу в хлеб­ню и по­вар­ню. Здесь юный инок сми­рен­но вы­пол­нял труд­ные ра­бо­ты: но­сил во­ду, ру­бил дро­ва и при­но­сил хлеб бра­тии, про­ся у всех мо­литв и бла­го­сло­ве­ния. С бла­го­сло­ве­ни­ем же и в стро­гом мол­ча­нии он вы­хо­дил из кел­лии и так­же воз­вра­щал­ся в нее с по­слу­ша­ни­ем к сво­е­му на­чаль­ни­ку.

Ста­ло яс­но, что юный инок окон­ча­тель­но укре­пил­ся в пра­ви­лах мо­на­ше­ства. По­это­му пре­по­доб­ный Ки­рилл поз­во­лил ему жить в осо­бой кел­лии, хо­тя и по­сле то­го не пе­ре­ста­вал сле­дить за ду­хов­ной жиз­нью сво­е­го уче­ни­ка. Так, уви­дев од­на­жды, что Мар­ти­ни­ан из церк­ви за­шел в кел­лию од­но­го бра­та, свя­той Ки­рилл спро­сил его: «За­чем на­ру­ша­ешь устав оби­те­ли?» «Со­мне­ва­юсь, чтобы, вой­дя в свою кел­лию, за­хо­тел я вый­ти из нее, а мне нуж­но бы­ло быть в кел­лии бра­та», – от­ве­тил Мар­ти­ни­ан. То­гда свя­той игу­мен за­ме­тил ему: «На­пе­ред иди в свою кел­лию, чтобы со­тво­рить там по­ло­жен­ную мо­лит­ву, и кел­лия на­учит те­бя все­му».

Ви­дя его рев­ность, свя­той Ки­рилл сде­лал его кли­ри­ком, а спу­стя немно­го вре­ме­ни пре­по­доб­ный Мар­ти­ни­ан был по­свя­щен во иеро­ди­а­ко­на, по­том во иеро­мо­на­ха.

Но вот при­бли­зи­лась кон­чи­на бла­жен­но­го Ки­рил­ла. 9 июня 1427 го­да он мир­но ото­шел ко Гос­по­ду. Со сле­за­ми про­во­дил пре­по­доб­ный Мар­ти­ни­ан остан­ки пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла к ме­сту по­гре­бе­ния, бла­го­да­ря Бо­га за то, что спо­до­бил­ся на­став­ле­ний свя­то­го стар­ца. И во всей сво­ей по­сле­ду­ю­щей жиз­ни он непре­стан­но по­ми­нал сво­е­го учи­те­ля в мо­лит­вах, а его доб­рый при­мер хра­нил в сво­ем серд­це, как бы на­пи­сан­ный на хар­тии.

Про­шло уже нема­ло вре­ме­ни с тех пор, как Мар­ти­ни­ан был по­стри­жен в мо­на­ше­ство. Ища выс­ших по­дви­гов для се­бя, пре­по­доб­ный по­же­лал те­перь без­молв­ство­вать. Для это­го, по­мо­лив­шись Бо­гу и по­кло­нив­шись гро­бу свя­то­го Ки­рил­ла, он уда­лил­ся на без­люд­ный ле­си­стый ост­ров озе­ра Во­же, в 120 вер­стах от мо­на­сты­ря, и на­чал там пу­стын­ную жизнь.

Но недол­го при­шлось пре­по­доб­но­му быть в уеди­не­нии. Про­слы­ша­ли о ме­сте его по­дви­гов и ста­ли к нему сте­кать­ся спо­движ­ни­ки. Од­на мысль оду­шев­ля­ла со­брав­ших­ся – как бы воз­двиг­нуть цер­ковь на ме­сте их пу­стын­ных по­дви­гов. Все про­си­ли об этом пре­по­доб­но­го Мар­ти­ни­а­на, и об­щи­ми тру­да­ми они со­зда­ли цер­ковь в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Пре­по­доб­ный освя­тил ее и снаб­дил всем необ­хо­ди­мым, а в воз­ник­шем мо­на­сты­ре ввел чин об­ще­жи­тия.

Те­перь же, зная, что не при­шло еще к то­му вре­мя, он воз­вра­тил­ся в свою пу­стынь, где он про­жил в тру­дах и по­дви­гах око­ло де­ся­ти лет. За это вре­мя его пу­стынь раз­рос­лась и бра­тия умно­жи­лась; пре­по­доб­ный убе­дил­ся, что он мо­жет со спо­кой­ной со­ве­стью по­ки­нуть со­здан­ный им мо­на­стырь. То­гда он остав­ля­ет свою оби­тель и да­ет за­по­ведь уче­ни­кам сво­им иметь осо­бен­ное по­пе­че­ние об устро­ен­ной им церк­ви. Сам же, по­мо­лив­шись, сно­ва от­пра­вил­ся в Фе­ра­пон­тов мо­на­стырь, где и был при­нят с ве­ли­кой че­стью и ра­до­стью игу­ме­ном и бра­ти­ей.

Ти­хо и мир­но про­те­ка­ла жизнь в пу­стын­ной оби­те­ли, но не мир­ное бы­ло то вре­мя на Рус­ской зем­ле. Удель­ные рас­при меж­ду кня­зья­ми и спо­ры из-за ве­ли­ко­кня­же­ско­го пре­сто­ла не сти­ха­ли.

При­няв за­тем бла­го­сло­ве­ние свя­то­го игу­ме­на, Ва­си­лий Ва­си­лье­вич со всем во­ин­ством по­шел на вра­га. Но Ше­мя­ка без боя по­спеш­но бе­жал из Моск­вы, а Ва­си­лий Тем­ный сно­ва стал на ве­ли­ком кня­же­нии.

Вы­со­кое по­ло­же­ние игу­ме­на ве­ли­кой Лав­ры и ве­ли­ко­кня­же­ско­го ду­хов­ни­ка, впро­чем, ни­сколь­ко не из­ме­ни­ло стро­го­го по­движ­ни­ка, ста­вив­ше­го прав­ду вы­ше вся­ких рас­че­тов. В то вре­мя один бо­ярин пе­ре­шел от Мос­ков­ско­го кня­зя на служ­бу к тТвер­ско­му. Ва­си­лию Ва­си­лье­ви­чу бы­ло до­сад­но и жаль ли­шить­ся слу­ги, он изыс­ки­вал сред­ства вер­нуть его к се­бе. Он об­ра­ща­ет­ся к пре­по­доб­но­му Мар­ти­ни­а­ну, про­сит его со­дей­ство­вать воз­вра­ще­нию бо­яри­на в Моск­ву, обе­ща­ет то­му честь и бо­гат­ство. При со­дей­ствии по­движ­ни­ка бо­ярин вер­нул­ся, но ве­ли­кий князь ве­ро­лом­но за­клю­чил его под стра­жу. Услы­шав об этом от срод­ни­ков за­клю­чен­но­го бо­яри­на, пре­по­доб­ный Мар­ти­ни­ан оскор­бил­ся та­кой неспра­вед­ли­во­стью ве­ли­ко­го кня­зя и немед­лен­но явил­ся в Моск­ву. Вой­дя в кня­же­скую па­ла­ту, пре­по­доб­ный по­мо­лил­ся пе­ред ико­на­ми и за­тем об­ра­тил­ся к кня­зю со сле­ду­ю­щей ре­чью: «Так ли ты, ве­ли­кий князь са­мо­дер­жав­ный, на­учил­ся су­дить пра­вед­но? За­чем ты про­дал мою греш­ную ду­шу и по­слал в ад? За­чем ве­лел ты за­ко­вать бо­яри­на, ко­то­ро­го я при­звал, ру­ча­ясь ду­шою мо­ею? За­чем пре­сту­пил ты свое сло­во? Да не бу­дет же бла­го­сло­ве­ния мо­е­го греш­но­го на те­бе и на тво­ем ве­ли­ком кня­же­нии». И, по­вер­нув­шись, вы­шел от кня­зя, а по­том уехал в Тро­иц­кий мо­на­стырь.

Ско­ро ве­ли­кий князь со­знал свой грех, и ко­гда при­шли к нему бо­яре, он ска­зал им, как бы гне­ва­ясь: «Смот­ри­те, бо­яре, что сде­лал со мною этот бо­лот­ный чер­нец? При­шел ко мне неожи­дан­но во дво­рец, об­ли­чил и снял с ме­ня бла­го­сло­ве­ние Бо­жие, оста­вив без ве­ли­ко­го кня­же­ния».

Бо­яре не по­ни­ма­ли, что это зна­чит и что от­ве­чать ве­ли­ко­му кня­зю. Но тут сам при­ба­вил: «Ви­но­ват я пе­ред Бо­гом и пе­ред ним! За­был свое сло­во и по­сту­пил неспра­вед­ли­во; пой­дем же к Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­це, к пре­по­доб­но­му Сер­гию и то­му игу­ме­ну, чтобы по­лу­чить про­ще­ние гре­ха».

Вслед за тем Ва­си­лий осво­бо­дил бо­яри­на и осы­пал его ми­ло­стя­ми, а сам от­пра­вил­ся в оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия. Услы­шав, что ве­ли­кий князь при­бли­жа­ет­ся к оби­те­ли, пре­по­доб­ный Мар­ти­ни­ан со всей бра­ти­ей вы­шел ему на­встре­чу, с ра­до­стью бла­го­сло­вил сво­е­го ду­хов­но­го сы­на, ви­дя его рас­ка­я­ние; по­сле мо­литв в хра­ме пре­по­доб­ный дал ему про­ще­ние и сам про­сил про­ще­ния у ве­ли­ко­го кня­зя. С тех пор Ва­си­лий Ва­си­лье­вич еще бо­лее воз­лю­бил сво­е­го ду­хов­но­го от­ца, ни в чем не оскорб­лял его, слу­шал во всем и по­чи­тал.

Силь­но об­ра­до­ва­лись фе­ра­пон­тов­ские ино­ки воз­вра­ще­нию лю­би­мо­го игу­ме­на. Они встре­ти­ли его как сво­е­го от­ца и по слу­чаю его при­бы­тия устро­и­ли празд­ник. Игу­мен усту­пал ему свое ме­сто, и все бра­тия про­си­ли пре­по­доб­но­го Мар­ти­ни­а­на сно­ва быть их пас­ты­рем и ру­ко­во­ди­те­лем. Но пре­по­доб­ный сми­рен­но укло­нял­ся от их пред­ло­же­ния, ука­зы­вая на свое недо­сто­ин­ство и сла­бость сил. «Для то­го, – го­во­рил он, – я ушел из оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия, чтобы в ста­ро­сти най­ти по­кой и без­мол­вие и опла­ки­вать свои гре­хи».

И толь­ко по­сле неот­ступ­ной прось­бы со сто­ро­ны игу­ме­на и бра­тии со­гла­сил­ся он сно­ва при­нять на се­бя бре­мя управ­ле­ния мо­на­сты­рем.

По­движ­ник до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти. Но несмот­ря на то, он не остав­лял не толь­ко ке­лей­но­го пра­ви­ла и по­ста, но и служб цер­ков­ных. Ко­гда он одрях­лел и не мог хо­дить, его во­ди­ли под ру­ки или во­зи­ли в храм на Бо­же­ствен­ную служ­бу – та­ко­ва бы­ла вер­ность пре­по­доб­но­го ино­че­ским обе­там!

Чув­ствуя при­бли­же­ние сво­ей кон­чи­ны, свя­той ста­рец со­звал к се­бе всю бра­тию, под­ви­зав­шу­ю­ся с ним, и пред все­ми за­по­ве­дал игу­ме­ну со­хра­нять пре­да­ние и устав оби­те­ли. «От­цы и бра­тия! По­сту­пай­те так, как я учил и по­сту­пал. Бо­жия же лю­бовь и ми­лость и Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца да бу­дет со все­ми ва­ми!» – так за­кон­чил свою речь по­движ­ник и за­тем про­стил­ся с игу­ме­ном и бра­ти­ей. При­ча­стив­шись Свя­тых Та­ин, пре­по­доб­ный Мар­ти­ни­ан мир­но скон­чал­ся в вос­кре­се­нье 12 ян­ва­ря 1483 го­да на 86 го­ду от рож­де­ния, про­жив в ино­че­стве бо­лее 70 лет.

Бог, див­ный во свя­тых Сво­их, ско­ро про­сла­вил Сво­е­го угод­ни­ка. Спу­стя 31 год по­сле кон­чи­ны пре­по­доб­но­го Мар­ти­ни­а­на в Фе­ра­пон­то­вом мо­на­сты­ре скон­чал­ся его уче­ник и по­стри­жен­ик Иоасаф, быв­ший ар­хи­епи­скоп Ро­стов­ский, по­том дол­го жив­ший на по­кое. Игу­мен и бра­тия ре­ши­ли по­хо­ро­нить его вбли­зи пре­по­доб­но­го Мар­ти­ни­а­на. Со­тво­рив мо­лит­ву, на­ча­ли ко­пать мо­ги­лу, и ко­гда от­кры­ли гроб пре­по­доб­но­го, то с изум­ле­ни­ем уви­де­ли, что не толь­ко те­ло, но и одеж­ды свя­то­го оста­лись це­лы­ми и не под­верг­лись тле­нию, хо­тя весь гроб был на­пол­нен во­дою. Все ви­дев­шие это про­сла­ви­ли Бо­га, а неко­то­рые из них, бу­дучи осо­бен­ны­ми по­чи­та­те­ля­ми па­мя­ти свя­то­го, с ве­рою взя­ли во­ды из гро­ба в свои со­су­ды на бла­го­сло­ве­ние. И не тщет­ной ока­за­лась их го­ря­чая ве­ра. Эта во­да по­слу­жи­ла ис­точ­ни­ком ис­це­ле­ний. Так, инок Фе­ра­пон­то­вой оби­те­ли Пам­ва, бу­дучи одер­жим тяж­ким неду­гом все­го те­ла, взял во­ды из гро­ба свя­то­го Мар­ти­ни­а­на и, пол­ный ве­ры к пре­по­доб­но­му, вы­пил той во­ды, по­ма­зал ею все те­ло и тот­час вы­здо­ро­вел.

По­ра­зи­тель­ное чу­до по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го со­вер­ши­лось над ино­ком Фе­ра­пон­то­вой оби­те­ли Силь­ве­стром. Мно­го лет от рас­слаб­ле­ния он не мог не толь­ко хо­дить, но да­же и при­ни­мать пи­щу без по­сто­рон­ней по­мо­щи. Жалев­шие боль­но­го ино­ки, при­но­ся ему пи­щу, са­ми кор­ми­ли его. Силь­но скор­бел Силь­вестр о сво­ем неду­ге, но не те­рял на­деж­ды на по­мощь Бо­жию: тер­пе­ли­во мо­лил Гос­по­да и Его Пре­чи­стую Ма­терь о том, чтобы по­лу­чить здра­вие. В од­ну ночь, раз­ду­мы­вая о сво­ей бо­лез­ни, Силь­вестр за­хо­тел по­мо­лить­ся у гро­ба пре­по­доб­но­го Мар­ти­ни­а­на; но бо­ясь, что во вне­уроч­ное вре­мя его не по­не­сут ту­да, он об­ра­тил­ся с го­ря­чей моль­бой к свя­то­му и по­полз к его гроб­ни­це, с пла­чем про­дол­жая свою мо­лит­ву: «По­ми­луй ме­ня Гос­по­да ра­ди, угод­ни­че Хри­стов, и по­мо­лись за ме­ня греш­но­го, чтобы Он по­ка­зал на мне ми­лость Свою мо­лит­ва­ми тво­и­ми свя­ты­ми! По­мя­ни, от­че, сколь­ко лет я по­слу­жил свя­тыне тво­ей еще при жиз­ни тво­ей, сколь­ко лет слу­жил во оби­те­ли тво­ей».

Юно­ша пско­вич Сте­фан Фе­до­ров Кле­щев, по ре­ме­с­лу среб­ро­ко­вач, бро­дя по сво­им де­лам в раз­ных стра­нах, за­бо­лел про­ка­зою: опро­ка­зи­лась пра­вая ру­ка его. Отя­желев, она сде­ла­лась непо­движ­ной, не под­ни­ма­лась и для крест­но­го зна­ме­ния. Не зная, как из­ба­вить­ся от про­ка­зы, Сте­фан на­чал усерд­но мо­лить Бо­га об ис­це­ле­нии и дал обет хо­дить по свя­тым ме­стам. Он обо­шел мно­го мо­на­сты­рей: по­бы­вал в оби­те­лях Ки­рил­ло­вой и Фе­ра­пон­то­вой и в во­ло­сти Ся­ма, где мо­лил­ся пе­ред чу­до­твор­ной ико­ной Бо­го­ма­те­ри; од­на­ко не на­хо­дил да­же ма­лей­ше­го об­лег­че­ния сво­ей бо­лез­ни. То­гда он одел­ся в ино­че­ские одеж­ды и, воз­вра­тив­шись в оби­тель пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, стал про­сить игу­ме­на Афа­на­сия и стар­цев, чтобы его при­ня­ли в мо­на­стырь. Но они по бо­лез­ни Сте­фа­на не при­ня­ли его: он при­нуж­ден был по­се­лить­ся в мо­на­стыр­ской стран­но­при­им­ни­це вме­сте с дру­ги­ми боль­ны­ми и про­жил здесь неде­ли три. По­том по со­ве­ту сво­их зна­ко­мых Сте­фан по­шел в Фе­ра­пон­тов мо­на­стырь. В одеж­де ино­ка пред­стал он пе­ред игу­ме­ном Гу­ри­ем и уси­лен­но про­сил его о при­ня­тии в оби­тель. Ви­дя его уже мо­на­хом, игу­мен сдал­ся на моль­бы Сте­фа­на, тем бо­лее, что за него про­си­ли неко­то­рые из бра­тии, и, при­няв в оби­тель, по­ру­чил его стар­цу. Про­шло с тех пор еще три ме­ся­ца, а бо­лезнь Сте­фа­на не толь­ко не осла­бе­ва­ла, но еще бо­лее уси­ли­лась. Ру­ка его так сгни­ла, что в че­ты­рех ме­стах вид­не­лись ко­сти, и невоз­мож­но бы­ло жить с ним в од­ной кел­лии вслед­ствие тя­же­ло­го за­па­ха. Со­зна­вая свое бед­ствен­ное по­ло­же­ние и бо­ясь уда­ле­ния из мо­на­сты­ря, Сте­фан сно­ва об­ра­тил­ся к мо­лит­вам. С горь­ки­ми сле­за­ми мо­лил­ся он у ра­ки пре­по­доб­но­го Мар­ти­ни­а­на, про­ся чу­до­твор­ца об ис­це­ле­нии от тяж­ко­го неду­га и обе­ща­ясь по­ра­бо­тать в его оби­те­ли до кон­ца сво­ей жиз­ни. В то же вре­мя, чув­ствуя угры­зе­ние со­ве­сти в том, что, не бу­дучи еще по­стри­жен, он са­мо­воль­но на­дел мо­на­ше­ские одеж­ды, Сте­фан от­крыл это ке­ла­рю, ко­то­рый управ­лял мо­на­сты­рем за отъ­ез­дом игу­ме­на. Ке­ларь по со­ве­ту с бра­ти­ей по­ве­лел иеро­мо­на­ху Си­мео­ну по­стричь Сте­фа­на и на­речь его Сер­ги­ем, что тот и сде­лал.

С тех пор но­во­по­стри­женн­ый инок ни­ко­гда не остав­лял мо­лит­вы к пре­по­доб­но­му и за это ско­ро по­лу­чил ис­це­ле­ние от сво­ей тяж­кой бо­лез­ни. Од­на­жды Сте­фан со скор­бью при­шел ко гро­бу пре­по­доб­но­го Мар­ти­ни­а­на и дол­го мо­лил­ся со сле­за­ми, при­кла­ды­вая свою боль­ную ру­ку к ра­ке свя­то­го. И вот в ту же ночь в дре­мо­те он уви­дел, что кто-то, вой­дя, толк­нул его и ска­зал: «Встань и мо­лись».

Тропарь преподобного Мартиниана Белоезерского

Богу от юности, отче, избравшу и возлюбившу тя/ и провидящу твое доброе произволение,/ наставляет тя приити к преподобному Своему угоднику -/ Кириллу всеблаженному,/ от негоже наставлен бысть на путь спасения,/ страхом Божиим, и чистотою душевною, и благоговением,/ и непрестанными к Богу молитвами/ во мнозе подвизе жизнь свою препроводил еси/ и заповеди Божия непорочно соблюл еси,/ пастырь и наставник иноком предивен был еси,/ и ныне Престолу Христову со дерзновением предстоиши на Небесех,/ со Ангелы светлоликовствуя,/ отче преподобне, Мартиниане всеблаженне,/ не престай молися Христу Богу/ спасти и помиловати души наша.

Ин тропарь преподобного Мартиниана Белоезерского

От юности, отче, избран и возлюблен был еси Господом Богом,/ Иже, провидя доброе твое произволение,/ научи тя прийти к преподобному угоднику Своему, Кириллу всеблаженному,/ от негоже наставлен быв на путь спасения,/ в страсе Божии и чистоте душевней,/ в благоговении же и непрестанных к Богу молитвах/ житие твое непорочно прешел еси,/ и ныне, со дерзновением предстоя на Небесех Престолу Христову,/ отче Мартиниане всеблаженне,/ не престай моля Христа Бога спасти и помиловати души наша.

Кондак преподобного Мартиниана Белоезерского

Благоизволив, преподобне,/ от юнаго возраста работати Господеви день и нощь,/ в страсе Божии и благоговении чистоту душевную соблюл еси,/ в молитвах же и бдениих ум твой предочистил еси,/ в подвизех же, злостраданиих тело твое изнурив,/ вся добродетели духовный исправил еси/ и образ хотящим по тебе спастися явился еси./ Темже ныне, присно зря на Небесех Пресвятую Троицу,/ молися, всеблаженне, даровати душам нашим спасение,/ и житию нашему исправление,/ да вси верою вопием ти:/ радуйся, преподобне Мартиниане, отче наш.

Ин кондак преподобного Мартиниана Белоезерского

От юнаго возраста Божественным желанием разжегся,/ честному учителю вдан был еси/ и в воздержании мнозе, отче, пребыл еси,/ ревнуя благому наказанию,/ плод многодобродетелен Богу принесл еси,/ тем молим тя, отче Мартиниане,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Молитва преподобным отцем Ферапонту и Мартиниану Белоезерским

О, Богоблаженнии и преподобнии отцы наши, Ферапонте и Мартиниане! Молимся вам и от сердца с любовию вопием, да нас, непотребных, вразумите и просветите и своими молитвами укрепите некая похвальная словеса принести в память вашего преставления не бо в мудрости слова дерзаю глаголати, но со многою верою и любовию чадолюбивым отцам сия приношу. Вы убо, преподобнии, сами наши недостатки наполните, без вашея бо помощи, блаженнии, ничтоже можем благо сотворити, но, пребывающе в дому Пречистыя Богородицы вашея ограды, надеемся вами, благими предстателями, свободни пред Богом явитися, необладанными быти от враг видимых и невидимых. О, пастырие добрии, истиннии строители винограда Христова, отцем славо, преподобным единонравнии, праведным единовсельницы, иноком наставницы и общему житию совершители изряднии. Ныне на Небесех Святей Троице предстоите со всеми угодившими Ей. Ныне убо, о, Богоблаженнии и преподобнии отцы, помяните стадо свое, еже мудре собрасте, и соблюдите Богодарованную вашу паству и, яко чадолюбивии отцы, посещайте и не презрите нас, чтущих верою и любовию пречестную и многорадостную вашу память. Сохраняйте нас и соблюдайте от всех видимых и невидимых враг, приидйте посреде нас невидимо и всех нас моления, Богови возсылаемая, пришлите и принесите, сия ходатайственне всех Творцу и Избавителю, Иже в Троице Святей покланяемому истинному Богу нашему, яко да согрешением нашим оставление получим в День Судный благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Нимже Отцу слава и Святому Духу вкупе, Трисиянному Божеству, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Случайный тест

Цитата дня

Нехристианская педагогика есть вещь немыслимая – безголовый урод и деятельность без цели.

Оценка 4.1 проголосовавших: 11
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here